Жизнь человека по цене авиабилета



Замоскворецкий суд Москвы взыскал в пользу 150 родственников погибших в авиакатастрофе над Синайским полуостровом мизерные компенсации с единственного ответчика – авиакомпании банкрота «Когалымавиа»

Трагедия, которой могло не быть

Напомним о чем идет речь. Трагедия произошла 31 октября 2015 года над центральной частью Синайского полуострова в Египте. Авиалайнер Airbus A321-231 российской авиакомпании «Когалымавиа», выполнявший чартерный рейс 7К-9268 по маршруту Шарм-Эль-Шейх–Санкт-Петербург, исчез с радаров спустя 23 минуты после взлёта.

Поисковые отряды обнаружили место катастрофы среди гор в 50 километрах к северо-востоку от города Нехель. Обломки лайнера оказались разбросаны на протяжении 13 километров. Все находившиеся на его борту 217 пассажиров и семь членов экипажа погибли.

17 ноября 2015 года глава ФСБ России Бортников признал катастрофу террористической атакой, подтвердив на заседании Совета безопасности РФ, что причиной взрыва была самодельная бомба мощностью 1 килограмм в тротиловом эквиваленте. Ответственность за атаку взяла на себя группировка «Вилайят Синай», присягнувшая на верность запрещенной в России террористической организации «Исламское государство».

А ведь если вспомнить те времена, как раз тогда террористические группировки увеличили свою активность на территории стран Ближнего Востока и Северной Африки, включая Египет. И многие страны обратились с предостережением к своим туристам относительно поездок во «взрывоопасные» регионы, в том числе, и египетский Синай.

Бельгия, Швейцария, Германия, Нидерланды, США, Польша и другие страны распространяли среди заявления о наличии признаков реальной террористической угрозы для туристических мишеней в Синае и не рекомендовали своим гражданам для посещения тот же самый Египет.

А 13 ноября 2014 года Европейское агентство авиационной безопасности распространило всем европейским авиационным органам бюллетень, в котором агентство рекомендовало донести до всех перевозчиков свое беспокойство о безопасности полетов над северной частью Синайского полуострова в Египте.

Большинство европейских перевозчиков последовало этим рекомендациям, прекратив полеты над потенциально опасными территориями. С учетом указанных обстоятельств «Авиакомпания Когалымавиа», помятуя о многочисленных и системных нарушениях требований безопасности в аэропорту Шарм-эль-Шейха (Египет), должен был предвидеть опасность наперед, если все таки решил продолжать полеты над Синаем. Однако такие меры приняты не были, результатом чего явилась трагическая гибель пассажиров рейса 7К-9268 и членов экипажа воздушного судна.

Путевки в «горячую точку» или что говорит закон

Согласно сразу нескольким международным декларациям, перевозчик несет ответственность за безопасность полетов, как при внутренних, так и при международных перевозках. Несоблюдение правил обеспечения безопасности – нарушение прав человека на жизнь и здоровье.

Не остается в стороне и туроператор, предлагающий на выбор различные туристические продукты. Закон, и в частности ст. 6 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» обязывает туроператора информировать своих клиентов о том, какая опасность может их ожидать в той стране, куда они отправляются. И в случае невыполнения таких условий, согласно статьям 6, 14 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» ответственность возлагается именно на туроператоров.

При этом их деятельность на территории РФ допускается только при условии заключения туроператором соответствующего договора страхования гражданской ответственности либо банковской гарантии исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта (ст. 4.1 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»).

В нашей истории туроператором был ООО «Триомед» (BRISCO), который и выступал заказчиком чартерного рейса 7K-9268 (KGL-9268) из Шарм-Эль-Шейха в Санкт-Петербург по перевозке группы туристов из 217 человек, возвращавшихся после отдыха на египетских курортах, который, несмотря на неспокойную в то время обстановку в Египте, спокойно продавал туда путевки. При этом, не предоставляя полной информации клиентам о том, что в этой стране сейчас происходит.

В итоге случилась трагедия. Вред был причинен. Погибли люди, много людей – в том числе, вследствие неправомерных действий туроператора, заведомо знавшего о невозможности предоставления отдыха в вышеуказанный период в Египте. А значит, компенсировать моральный вред был обязан и туроператор.

Страховщик энд перестраховщик

Теперь о страховой стороне этой трагедии. В соответствии с ч. 1 ст. 131 ВК РФ страхование ответственности владельца воздушного судна перед третьими лицами за вред, причиненный жизни или здоровью либо имуществу третьих лиц при эксплуатации воздушного судна, является обязательным. В соответствии со ст. 133 ВК РФ перевозчик обязан страховать риск своей гражданской ответственности перед пассажиром воздушного судна за причинение при воздушной перевозке пассажира вреда его жизни или здоровью, а также его багажу и ручной клади в соответствии с федеральным законом.
 

Ответственность перевозчика ООО «Авиакомпания Когалымавиа» перед пассажирами авиалайнера, а также сам самолет был застрахован в СПАО «Ингосстрах». Между СПАО «Ингосстрах» и Allianz Global Corporate & Specialty (AGCS) был заключен договор перестрахования ответственности перевозчика ООО «Авиакомпания Когалымавиа».

При этом весной 2017 года Россия присоединилась к так называемой Монреальской Конвенции, которая регулирует международные воздушные перевозки, и начиная с 21 августа того же года, все споры между сторонами должны были разбираться согласно ей, а не по российскому законодательству.

Отвечать как всегда некому

Что касается нашей истории, 19 октября 2017 г. 118 потерпевших по делу о крушении самолета A321 над Синайским полуостровом подали коллективный иск на сумму в 93 миллиарда рублей (около 1,4 миллиарда евро). К этому моменту, напомним, Россия уже ратифицировала свое участие в Монреальской Конвенции.

Ответчиками по иску были заявлены страховые компании «Ингосстрах» и AGCS, туристическая компания Brisco, российская авиакомпания «Когалымавиа», а также компания «Эиркап».

При этом еще осенью 2016 года «Ингосстрах» в своем пресс-релизе рассказал, что все обязательства перед пострадавшими компанией были выполнены, а родственники жертв теракта получили в общей сложности почти 405 миллиона рублей в счет компенсации материального и морального ущерба.

На защиту потерпевших встали российский адвокат Анатолий Кучерена и американский правозащитник Стивен Маркс – спец по тяжбам, связанным с выплатами компенсаций пострадавшим в авиакатастрофах.

Юристов, как и самих пострадавших, откровенно возмутил размер компенсаций родственникам погибших, которые Кучерена назвал «мизерными грошами» и неизвестно откуда взявшимися «вольными суммами».

Полис страхования ответственности перевозчика содержит значительно более высокие суммы – свыше 750 миллионов долларов США. Однако компания «Ингосстрах» ограничилась выплатой лишь двумя миллионами рублей – минимальной суммой, предусмотренной Воздушным кодексом РФ и законом «Об обязательном страховании ответственности перевозчика».

На самом деле суммы совершенных «Ингосстрахом» выплат курсируют от 600 тысяч до 2 миллионов рублей. При этом исполнительный директор благотворительного фонда «Рейс 9248» Александр Войтенко (мужчина потерял в этой авиакатастрофе сестру) заявил, что некоторые пострадавшие получили от «Ингосстраха» компенсации, не превышавшие и 500 тыс. рублей.

Кроме того, он посетовал, что родственникам членов экипажа выплатили только по 100 тыс. рублей (лётчики и бортпроводники были застрахованы в ОАО СК «Альянс» – компании, которая входит в группу Allianz).

К тому же страховое возмещение получили близкие лишь 197 пассажиров, а родственникам двадцати погибших и вовсе не выплатили ничего. Как пояснили в «Ингосстрахе», компания якобы не имела законных оснований для страхового возмещения этим пассажирам, так как их родственники не попадали в список лиц, имеющих право на получение возмещения.

На что Анатолий Кучерена и Стивен Маркс открыто заявляли, что политика российских страховых компаний отражает «хамское и циничное отношение» к жертвам теракта. Юристы назвали выплаты «Ингосстраха» мизерными и даже обвинили компанию в махинациях.

И если раньше это вроде как проходило, то после присоединения России к Монреальской конвенции, которая допускает крупные компенсации в случае гибели пассажиров, платить пострадавшим прежние копейки, как минимум, некрасиво. Или для чего мы к этой конвенции вообще присоединялись?

Фактически у нас сейчас действует двойной стандарт – для международных рейсов и для внутрироссийских. При этом разницы в цене билетов на самолет нет. При этом авиакомпании и страховщики зачастую пытаются уйти от ответственности. А если уж от страхового случая никак не уйти – то платить предпочитают «по-русски». Это когда семьям погибших в крушении полагается суммарная компенсация в размере двух млн рублей. Так было и в случае с катастрофой пассажирского Ан-148 под Москвой, когда погиб 71 человек.

При этом больше сотни стран подписали Монреальскую конвенцию, которая регламентирует выплаты семьям погибших в авиакатастрофах с самолётами международных рейсов. Вне зависимости от того, кого объявят виновным в авиакатастрофе – семья каждого погибшего получит $170 тыс. И это помимо того, что еще в каждой стране существуют дополнительные системы выплат. В каждой – кроме России, тоже эту конвенцию подписавшей.

Мутные воды российского судопроизводства

Финалом нашей истории стало решение Замоскворецкого суда, которое уже называют позорным. Более чем 20 родственникам, лишившимся в той страшной авиакатастрофе кормильца, присудили от 4 до 30 тысяч рублей компенсации, остальным потерпевшим размер присужденных выплат варьируется от 50 тыс. до 1 млн руб. Десяти пострадавшим в компенсации вреда вообще было отказано.

В общей сложности суд обязал взыскать с «Когалымавиа» по иску родных жертв крушения A321 чуть больше 30 млн руб. Именно так это в СМИ и подавалось – единая сумма, которая визуально кажется большой. Только вот при этом скромно умалчивается, что эта сумма будет в разных долях поделена на полторы сотни потерпевших. И в каждой отдельной доле, это потерянная человеческая жизнь. А то и не одна.

В нашей истории страховщики предлагали близким погибших решить вопрос досудебно, гарантируя выплаты в размере 5 млн. руб. Это намного меньше, чем то, на что рассчитывали пострадавшие – и надеялись, что наш, независимый и справедливый суд обязательно встанем на строну граждан. И прогадали. В итоге суд присудил компенсацию в сто раз меньше(!), чем даже была согласна выплатить страховая компания.

Абсурд? Нет, это самое настоящее «болото» насквозь коррумпированной судебной системы России. И для того, что бы отдать убитым горем людям по минимуму, как всегда избрался самый беспроигрышный вариант – из целого списка ответчиков, так или иначе причастных к трагедии, суд удовлетворил иски только к авиаперевозчику, который на тот момент уже находился в стадии банкротства.

Но вот что в этой истории больше всего вызывает наш интерес, как журналистов.

Последнее дело, которое вызывает недоумение своим решением, рассматривалось в Замоскворецком суде, судьей Рубцовой Нелли Владимировной. Если поискать на сайте суда дела связанные с «Ингосстрахом», то все то неимоверное их количество, а это порядка 1700 дел, ведет именно судья Рубцова. То есть она с головой в проблемах этой страховой компании.

При подготовке этого материала, один из источников, знакомого с материалами дела, предоставил нам документ (есть в распоряжении редакции), на первый взгляд не имеющий ничего общего с нашей историей, но на самом деле проливающий свет на очень многое.

Мы убрали из него имя заявителя и номер его дела, чтобы не подставлять нашего «информатора»:

«Председателю квалификационной коллегии судей города Москвы

Л.Ф. Поляковой

Заявитель: ХХХХХХХХ

Жалоба на неправомерные действия (бездействие) судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы Н.В.Рубцовой

С 1Х.Х1.20ХХ по 2Х.0Х.20ХХ федеральный судья Н.В. Рубцова рассматривала мое дело ХХХХХХХ по иску к СПАО «Ингосстрах».

В ходе рассмотрения вышеуказанного дела судья Н.В. Рубцова неоднократно вела «беседы» бытового характера с представителем СПАО «Ингосстрах», из которых следовало, близкое знакомство с данным представителем.

В расписании, дела СПАО «Ингосстрах» назначались подряд, и вышеуказанный представитель даже не покидал зал судебных заседаний.

На заседаниях ХХХХХХ и ХХХХХХ, адвокат ХХХХХХХХХ, представляя мои интересы дважды заявил отвод в порядке ст.16 ГПК РФ. Заявление об отводе удовлетворено не было.

Решение по делу было вынесено нарушением норм права. В своем решении Суд отказал о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» и морального вреда, сумма ущерба была занижена вдвое.

Также имеются основания полагать, что супруг судьи – Рубцов Иван Иосифович является высокопоставленным сотрудником СПАО «Ингосстрах», что является основанием для самоотвода и пересмотра всех судебных решений рассмотренных с участием судьи Н.В. Рубцовой».

На основании изложенного в соответствии со ст. 22 Федерального закона «Об органах судейского сообщества», ст. 28 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей и п.1 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»

Прошу:

1. Провести проверку указанных в настоящей жалобе обстоятельств в отношении судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы Н.В.Рубцовой

2. Привлечь Н.В. Рубцову к дисциплинарной ответственности.

3. О принятом решении по результатам рассмотрения настоящей жалобы сообщить заявителю в установленные законом сроки.

Вот так, ни много ни мало…

Но надо сказать, что заявитель немного ошибся. Иван Рубцов не высокопоставленный сотрудник Ингосстраха, он сотрудник компании КРОК и отвечает за комплексное взаимодействие с крупнейшими российскими компаниями, такими как Госкорпорация «Росатом», Ростех, и, вот те на … «Ингосстрах».

И вот мы еще раз возвращаемся к судье Рубцовой и вынесенным ею, неожиданным (не для всех), вердиктом. С чего бы суду выносить явно «нечеловеческое» решение, когда страховая готова к некому компромиссу? Но видя всю цепочку лиц, участвующих в процессе, можно определить во всем этом конфликт интересов. Это как минимум…

Получается, что российские суды, густо повязанные на кумовстве, когда все крупные компании решают споры через родственников-судей, давно забыли о своем прямом предназначении – защищать граждан. А у потерпевших попросту отбивают даже само желание обращаться в суд.

Но возможно это только предположение или совпадение, но согласитесь, очень странное.

И если это все именно так, то выходит, супруг активно сотрудничает с тем же «Ингосстрахом», а супруга выносит постановления, выгодные страховой компании. Это действительно повод для следственной проверки.

На чьей стороне государство?

Казалось бы, простая вещь. Ответчиком остался перевозчик который по сути банкрот, билеты на борт которого покупали пассажиры. Только ведь в цену билетов входила и цена обязательного страхования. А когда наступил страховой случай – сразу все разбежались в стороны, ограничившись минимальными выплатами согласно российским законам, даже если это то случай, когда применимо международное право.

В правовых системах других странах мира перестраховка расценивается как нарушение закона. В США и Канаде есть отдельная отрасль права «Insurance bad faith», которая занимается вопросами злоупотребления страховыми компаниями с целью получения сверхприбыли.

При этом при всех этих сверприбылях страховщики еще и умудряются уходить от ответа даже при наступлении явного страхового случая, ограничиваясь смешными выплатами. По сравнению с общемировыми стандартами, в самой большой в мире стране компенсации за смерть человека в авиакатастрофе самые маленькие. Не оттого ли, что цена жизни человека у нас минимальна, статистика авиакатастроф напоминает фронтовую? Может, для страховщиков авиаперевозок падающие самолеты – это и есть бизнес?

Тем более, вся судебно-правовая система страны словно работает на них, а не на людей. В нашей истории не только суд выдал «позорный» вердикт – но даже прокуратура, по утверждению адвоката Кучерены, обычно более энергично отстаивающая позицию потерпевших, в данном случае в ходе всего судебного процесса постоянно просила суд отказывать в исках.

Выходит, само государство упирает на то, что жизнь гражданина России дешевле жизни граждан других стран. А когда за гибель человека его близким компенсируют… стоимость авиаперелета – на этом ведь можно неслабо зарабатывать?

http://og.ru/business/2018/09/28/99358