Она ударила раз. Суд оправдал москвичку, убившую мужа ради самозащиты



 
"Бьет — значит, любит", эту сомнительную мудрость вспоминают, когда речь заходит о насилии в семье. Иногда страсти накаляются до предела, и все заканчивается трагически. Так, прошлым летом москвичка зарезала гражданского мужа, который пытался задушить ее на глазах у детей. Однако в суде ей удалось доказать, что ее действия не выходили за рамки оправданной обороны. Эксперты считают это важным прецедентом для российской правоохранительной системы.
 

Когда забыла про ужин

В тот вечер гражданскому мужу 36-летней Яны Гурчевой — москвичу Василию Юрчику — не понравилось, что ему не приготовили ужин. Он схватил Яну за горло и начал душить. Вывернувшись, она ударила его кухонным ножом. Василий потерял много крови и скончался. Гурчеву арестовали, двух малолетних детей забрали органы опеки.

Родственники и соседи в один голос твердили, что Юрчик не работал, пил, не следил за детьми. Суд, однако, обратил внимание на то, что никакого оружия в руках погибшего не было, а сама Гурчева не находилась в состоянии аффекта. Кузьминский районный суд приговорил Яну к шести годам лишения свободы за умышленное убийство.

Адвокат Александр Фомин подключился к делу на стадии обвинения. Юрист отметил, что следственные действия проводились с нарушениями, а записи в протоколах не во всем соответствуют реальности.

 

"Дело рассматривалось буквально под микроскопом, учитывалась каждая мелочь. Защита склоняла обвиняемую к признательным показаниям, обещая домашний арест. Сложно было поэтапно разбираться в ситуации. Хорошо, что апелляционная инстанция гораздо шире взглянула на разбирательство, чем защита", — рассказал Фомин корреспонденту РИА Новости.

По его словам, следственные органы на несколько часов посадили детей в "обезьянник", хотя забрать их готовы были и соседи, и родная бабушка. "Следователь направила девочек в инфекционную больницу, оттуда достать их было крайне сложно. Подключили органы опеки", — уточняет Фомин.

После трех месяцев борьбы и тяжб судебная коллегия Мосгорсуда отменила приговор "за отсутствием в деянии подсудимой состава преступления". Решающим стало то, что Гурчева находилась один на один с насильником в маленькой изолированной комнате, под угрозой были дети. Апелляционная инстанция признала произошедшее необходимой самообороной и решила, что у Гурчевой были основания защищаться любым доступным ей способом. Ее освободили в зале суда.

Зуб за зуб, нож за нож

Освобождение Яны Гурчевой — важный прецедент, подчеркивают эксперты. Конечно, это не значит, что теперь у любой женщины, убившей мужа, хорошие шансы быть оправданной. В целом, объясняет Фомин, говорить о самообороне в подобной ситуации трудно, но в деле Гурчевой сошлось несколько факторов.

"Она ударила только раз, а он ее душил, то есть угрожал жизни. Присутствовали дети, которых нужно защитить. Вывод в целом соответствует позиции Верховного суда, выраженной в постановлении 2012 года", — отмечает он.

Адвокат юридической фирмы "ЮСТ" Евгений Розенблат пояснил РИА Новости, что в судебной практике известно много дел, когда женщины убивали насильников, пытаясь защититься, но сформулировать предел необходимой обороны достаточно сложно. Обычно это остается на усмотрение суда, рассматривающего дело.

 

В соответствии с законодательством оборона должна быть адекватна тому, от чего человек защищается. Если нападают с ножом, то ножом и следует обороняться. Если с пистолетом — соответственно, нужно быть уверенным, что насильник выстрелит, и можно выстрелить в ответ. Существуют оговорки, когда жизни жертвы ничто не угрожает, но от испуга ситуация воспринимается как более опасная.

"Некоторые специалисты отмечают фактор "обыденности домашнего насилия". То есть общество по большей части не видит тут острую социальную проблему. Это также осложняет процесс оказания юридической помощи жертве. Но отрадно другое: суд апелляционной инстанции отменил приговор. Это само по себе уникальное событие", — комментирует Розенблат.

С ним согласен руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm Тимур Хутов. По его мнению, в России чаще всего обвинение и суд делают вывод о виновности защищавшегося от нападения, не принимая во внимание ни свидетельские показания, ни другие аргументы адвокатов.

Стыд и привычка

Не всегда проблема в действиях следствия. Домашнее насилие трудно остановить из-за того, что об этом не рассказывают сами пострадавшие, говорит представитель Союза женских сил, председатель Общественного консультативного совета политических партий при Мосгордуме Людмила Айвар. По ее словам, многие женщины до последнего терпят побои, доводя ситуацию до критической.

"Они стараются создавать видимость благополучия в семье. Им стыдно, что муж пьет и бьет, одновременно и выхода нет — семья, маленькие дети, привычка. Это часто не позволяет вырваться из замкнутого круга", — говорит она.

С 2016 года побои близких родственников квалифицируются как административное, а не уголовное правонарушение. С тех пор, по информации Айвар, число жалоб женщин на насилие выросло в 34 раза. Такой результат можно трактовать по-разному. Либо мужчины почувствовали свою безнаказанность, либо женщины стали чаще обращаться в правоохранительные органы.

В связи с этим депутаты разработали законопроект, который вводит понятие "охранный ордер". Суть в том, что виновным в домашнем насилии запретят приближаться к своим жертвам, а также звонить и писать им. Ордер нужен для временного ограждения, чтобы пострадавшая могла обратиться в суд, принять меры. Ордер можно применять только после заявления о возбуждении уголовного дела. Должны быть веские основания, реальная угроза жизни и здоровью. Впрочем, законодательная инициатива явно упирается в конституционную норму о праве на свободу передвижения. Очевидно также, что ордер будет часто вступать в противоречие с правом собственности. Поэтому идея пока не реализована.



РИА Новости https://ria.ru/society/20180503/1519777256.html